Глава сельского поселения превратила местную администрацию в семейный бизнес

В октябре 2020 года житель деревни Дивасы Смоленского района Смоленской области Максим Фетисов обратился в прокуратуру с заявлением, в котором просил провести проверку законности работы в администрации Дивасовского сельского поселения мужа и дочери главы муниципалитета Власенковой Светланы Борисовны.



Прокурорская проверка пришла к выводу, что приём на работу в сельскую администрацию супруга и дочери главы сельского поселения сопровождались нарушениеями антикоррупционного законодательства, что является основанием для инициирования процесса удаления главы муниципального образования в отставку.




Прокуратура Смоленского района внесла представление в Совет депутатов Дивасовского сельского поселения в котором предлагала местным депутатам такой процесс инициировать.
Однако Совет депутатов, 9 из 10 членов которого являются членами либо сторонниками партии "Единая Россия", отказался это делать.
На сегодняшний день мы имеем.
1. Глава Дивасовского сельского поселения, являющаяся членом партии "Единая Россия", дважды грубо нарушила антикоррупционный закон.
2. Однако до сих пор занимает свой пост и никакой ответственности за свои противоправные действия не понесла.

Максим Фетисов направил обращение в адрес губернатора Смоленской области. По закону он также может быть инициатором удаления главы поселения в отставку.


На фото глава Дивасовского сельского поселения досрочно голосует за поправки в Конституцию 25.06.2020.

Смоленский костёл самовосстанавливается

Главное управление Смоленской области по культурному наследию повторно отказалось привлекать к административной ответственности владельца смоленского костёла - СОГБУК "Культурно-выставочный центр имени Тенишевых".


В прошлый раз, отказывая штрафовать КВЦ имени Тенишевых, специалисты Главного управления даже не соизволили выехать и посмотреть на памятник.
На этот раз чиновники выехали на осмотр объекта культурного наследия с целью оценки его фактического состояния.
И случилось чудо!
Если в июне 2016 года, когда костёл передавался во владение СОГБУК "Культурно-выставочный центр имени Тенишевых", состояние объекта было оценено как неудовлетворительное и данное обстоятельство зафиксировано в решении суда от 27.08.2020, то теперь оно, по мнению смоленских чиновников, чудесным образом стало удовлетворительным.
Костёл самовосстанавливается!
Фактов, указывающих на аварийное состояние храма, не зафиксировано! Наличие фасадной сетки и навеса, защищающих проезжих и прохожих от падающих с фасада кирпичей, чиновники рассматривают как средства сохранения памятника, а не как признаки аварийности.
Могу предположить, что если ещё подождать, ничего не делая по восстановлению памятника, его состояние постепенно станет хорошим или даже отличным.






Отказывая привлекать владельца католического храма к ответственности, Главное управление указывает, что последний регулярно предпринимает попытки найти средства на разработку проектно-сметной документации (по состоянию на 2018 год, более 11 миллионов рублей!), однако ни министерство культуры, ни региональный бюджет не проявляют желания выделить деньги. Но раз так, почему тогда не передать памятник собственнику - Российской Федерации? Пускай федеральные чиновники заботятся о своей собственности и несут за неё ответственность.

Проектно-сметная документация уже должна быть разработана (срок - 2019 год). Однако Главное управление по культурному наследию упорно игнорирует это факт, прямо указывающий на нарушение закона.

С выводами чиновников я, конечно же, не согласился и снова обратился в суд.
02.12.2020 (среда) в 11:00 Ленинский районный суд г. Смоленска рассмотрит мою жалобу на повторный отказ привлечь владельца костёла к административной ответственности.

Чиновники бездействуют - смоленский костёл разрушается

Ленинский районный суд города Смоленска отменил определение Главного управления по культурному наследию Смоленской области об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении владельца смоленского костёла - СОГБУК "Культурно-выставочный центр имени Тенишевых".



Жалобу я направил в администрацию Смоленской области ещё в феврале 2020 года, в которой указывал на аварийное состояние памятника и бездействие его владельца.
Отказывая в удовлетворении моей жалобы и в возбуждении административного дела, Главное управление исходило из того, что раз срок действия охранного обязательства не истёк (до 2021 года) то и оснований для привлечения КВЦ имени Тенишевых к административной ответственности нет.





При этом контролирующий орган ничуть не смутило не только отсутствие каких-либо противоаварийных работ на объекте культурного наследия, но и отсутствие проектно-сметной документации работ по сохранению памятника, которая, согласно охранного обязательства (акту обследования технического состояния), должна была быть разработана ещё в 2019 году.
Логика у чиновников очень интересная. А если костёл рухнет до 2021 года, претензий к его владельцу опять не будет?



Владельцем костёла, находящегося в федеральной собственности, КВЦ имени Тенишевых стал в конце мая 2016 года по договору безвозмездного пользования, заключенного с Территориальным управлением Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Смоленской области для использования с целью предоставления культурно-массовых и выставочных услуг населению сроком на 49 лет. При этом в акте приёма-передачи состояние объекта оценивалось как удовлетворительное.
Однако уже в июне 2016 года департамент по культуре совместно с новым владельцем костёла провели обследование и составили акт технического состояния объекта культурного наследия, где уже зафиксировали его неудовлетворительное состояние.
Конечно же за две с половиной недели состояние памятника не могло столь сильно ухудшится. Очевидно, что КВЦ брал объект не глядя.



К мерам по сохранению памятника, принимаемых владельцем, Главное управление отнесло, почему-то, сооружение фасадной сетки, устройство навеса над тротуаром и ежегодные письма в Министерство культуры РФ с просьбой выделить деньги на реставрацию.
Но фасадная сетка и навес - это защита жизни и здоровья граждан, а также их имущества от падающих с фасада кирпичей. То есть это не работы по сохранению объекта, а свидетельство того, что эти работы не проводятся.



Если минкульт не присылает денег, а своих у КВЦ нет, то уже давно нужно было подумать о расторжении договора безвозмездного пользования и возвращении объекта собственнику - Российской Федерации.
Кроме того, в ходе рассмотрения моего обращения должностным лицом Главного управления не осуществлялся выезд к объекту с целью оценки его фактического состояния. Определение выносилось только на основании старых документов.

Доводы Главного управления об отказе в удовлетворении моей жалобы не убедили суд. Определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении отменено, а дело направлено на новое рассмотрение.








Поможем семье смоленского губернатора!

Заместитель губернатора Смоленской области господин Никонов ответил на мой запрос по поводу невыполненного до сих пор обещания губернатора Островского продать служебный автомобиль и гнёздовскую резиденцию, а вырученные средства направить на решение проблем смоленской медицины.
В течение года было предпринято всего две попытки продать приобретённый по сомнительной схеме Lexus, однако обе они окончились неудачно: покупателей не нашлось. Сегодня должна была состояться ещё одна.


Что касается гнёздовской резиденции, переданной в государственную собственность Смоленской области в 2011 году, то, если верить ответу заместителя губернатора, её не могут выставить на торги из-за Министерства обороны. По неизвестной причине здание проходной до сих пор не передано в областную собственность. И именно из-за этого губернатор вместе со своим семейством вынужден ютиться в "мобилизационном объекте", содержание которого тяжким бременем висит на шее смоленского налогоплательщика.
Общий объём бюджетных денег, выделяемых на содержание резиденции, администрация области сообщить отказывается, ссылаясь на государственную тайну.
Однако только на техническое обслуживание находящегося в резиденции бассейна, в целях конспирации (разведки НАТО не дремлют) именуемого на сайте госзакупок "объектом", смоленские налогоплательщики в 2020 году должны раскошелиться на сумму более чем в 300 000 рублей.

То, что речь идёт именно о бассейне, становится ясным после ознакомления с приложениями к государственному контракту, заключенному без конкурса, так как эти работы, якобы, необходимы нашей стране для мобилизационных нужд (подготовке к войне).



Как именно может использоваться бассейн для подготовке к войне, можно только догадываться. Возможно, губернатор со своей семьёй отрабатывает в нём навыки подводной разведывательно-диверсионной деятельности.
Сколько ещё времени понадобится минобороны для передачи здания проходной в собственность Смоленской области, тоже неизвестно. Допускаю, что нынешнего губернатора даже мучает совесть из-за того, что смоленские налогоплательщики вынуждены до сих пор за свой счёт содержать комфортабельные апартаменты для его семьи.
Предлагаю смолянам оказать помощь нынешнему руководителю региона, избавив его от душевных мук. В ближайшие выходные у нас имеется реальная возможность помочь семейству Островских по-быстрее освободить гнёздовскую резиденцию, по достоинству оценив итоги восьмилетнего руководства областью голосованием на выборах губернатора.

979 700 рублей

Именно столько администрация смоленского губернатора Островского выделила в 2020 году на государственную охрану и сохранение объектов культурного наследия регионального значения.
Но даже эти мизерные средства не пойдут на приведение хотя бы одного памятника истории и культуры в приличный вид. Например такого, как усадебный дом бывшего смоленского губернатора Энгельгардта в деревне Мачулы Починковского района.









Как следует из письма заместителя губернатора госпожи Хомайко, эти деньги предусмотрены на разработку проектов границ территорий и зон охраны объектов культурного наследия.


Дело, конечно, полезное и нужное, но прямого отношения к восстановлению памятников из руин не имеющее. К тому же выделенная сумма не позволит произвести большой объём даже таких работ. Например, в 2018 году за 750 тыс. рублей были разработаны проекты границ и зон охраны лишь двух братских захоронений казнённых гитлеровцами граждан в деревне Александровка и посёлке Гедеоновка Смоленского района.
Тем временем, согласно поданных деклараций, личный доход губернатора Смоленской области, утвердившего областную программу, в 2019 году составил 3 155 076,4 руб., что в 3,2 раза превышает объём выделенных им в 2020 году средств на государственную охрану и сохранение объектов культурного наследия Смоленской области. Доход отвечающей за культуру заместителя губернатора госпожи Хомайко превысил эту сумму в 2,1 раза (2 052 216,1 руб.).
И эти люди имеют смелость рассказывать о туристической привлекательности Смоленщины.

Напоминание губернатору Островскому

Год назад предложил главе Смоленской области вести себя прилично. Слишком дорого для смоленского налогоплательщика обходится содержание его семьи.



Через месяц, на очередном заседании областной Думы, губернатор торжественно пообещал продать гнёздовскую резиденцию и люксовый автомобиль, а вырученные средства направить на решение проблем районных больниц. Даже федеральные СМИ уделили этому обещанию внимание.



Однако до сих пор я нигде так и не заметил информации о том, что губернатор Островский своё слово сдержал: продал резиденцию с автомобилем и переехал со своей семьёй в более скромные апартаменты.

А по сему, направляю в адрес господина Островского запрос. Думаю, что преддверие губернаторских выборов - хорошее время для отчёта перед смоленскими избирателями.


Непосильная задача?

На выборах губернатора Смоленской области в 2015 году за ныне действующего губернатора Островского проголосовало 65,18% избирателей. Это больше 50%, поэтому для выявления победителя второй тур проводить не понадобилось.



Кажется, что победа Островского была более чем убедительна. Если бы не одна важная деталь. За него проголосовали 65,18% от числа избирателей, принявших участие в голосовании.
Чтобы узнать число принявших участие в голосовании избирателей, нужно суммировать либо количество бюллетеней, обнаруженных в стационарных и переносных ящиках для голосования (строки 6 и 7 из таблицы выше), либо количество действительных и недействительных бюллетеней (строки 8 и 9). В любом случае, должно получиться одно и то же число.
Получается, что в голосовании 13.09.2015 приняло участие 228 127 избирателей Смоленской области из имевшихся на тот момент 794 032. Или 28,7%. Менее чем треть имевшихся избирателей!
Из них за действующего губернатора проголосовали 148 700 избирателей. То есть, всего лишь 18,73% от всех избирателей. Менее одной пятой голосов смоленских избирателей хватило Островскому, чтобы законно стать в 2015 году губернатором. Вы только вдумайтесь в эти цифры. Абсолютное меньшинство на пять лет выбрало губернатора для абсолютного большинства!
И для этого не понадобилось никаких фальсификаций. Для достижения этого результата оказалось достаточным решить две основные задачи. Во-первых, привести на участки "свой" электорат. Не сомневаюсь, что явка среди сотрудников различных администраций, государственных и муниципальных структур была близка к 100%.
А во-вторых, сделать так, чтобы настроенный против Островского избиратель на выборы не ходил. Вот и сейчас в социальных сетях под публикациями о предстоящих губернаторских выборах можно встретить массу комментариев типа: "За нас уже всё решили", "Ходить на выборы бесполезно", "Кто-то ещё верит в то, что мы выбираем?", глупую цитату великого Марка Твена и тому подобное. Некоторые комментаторы искренны в своём заблуждении. Но есть и те, кто сознательно осуществляет такие вбросы с целью сократить явку среди протестно настроенных избирателей.
Именно благодаря этому в 2015 году невзрачные цифры реальной поддержки в 18,73% легко и законно превратилась в убедительные 65,18% в итоговом протоколе.
Важно также понимать, что Смоленская область не относится к числу регионов с "электоральными аномалиями" (или к так называемым "электоральным султанатам"), где приехавшего из Москвы наблюдателя могут уговаривать "отвернуться по-человечески на пять минут". Подавляющее большинство смоленских комиссий добросовестно исполняют свои обязанности и честно ведут подсчёт голосов избирателей. В том числе благодаря активности наблюдателей. Исключения есть, но они крайне редки.
Ваше мнение о будущем губернаторе Смоленской области не имеет какой-либо существенной ценности, если оно высказано на кухне или соцсетях. Электоральная ценность его нулевая. Но его вес существенно возрастает, если оно зафиксировано в избирательном бюллетене, извлечённом из ящика для голосования. Для этого нужно всего лишь в день голосования 13 сентября 2020 года прийти на избирательный участок, заполнить бюллетень и опустить его в ящик. Всё!
Пять лет назад для большинства смоленских избирателей эта простая задача оказалась непосильной. Удастся ли её решить в этом году?

Несчастный "Орлёнок"

Детский оздоровительный лагерь "Орлёнок" в Красном Бору разделил печальную судьбу с двумя другими "юбилейными" недостроями: зоопарком в Соловьиной Роще и детским садом (прогимназией) на ул. Свердлова. Эти объекты должны были быть построены ещё в 2013 году к 1150-летию Смоленска. Однако из-за коррумпированности и некомпетентности смоленских чиновников эти стройки до сих пор не завершены.
В прошлый раз рассказывал о тщетных попытках достроить зоопарк. Сегодня речь пойдёт о детском лагере в Красном Бору.



Итак, муниципальный контракт на достройку детского оздоровительного лагеря был подписан ещё осенью 2019 года.
Традиционно не обошлось без нарушения закона. МКУ "Строитель" в лице и. о. директора Волковой М. В., 18.10.2019 без конкурса заключило контракт с ООО "Стройресурс" на сумму 30,7 млн. рублей. Якобы этот детский лагерь не совсем детский и в военное время предназначен для размещения воинской части.



Через четыре месяца (в середине февраля 2020 года) лагерь предполагалось достроить. Но потом что-то пошло не так и в середине января контракт по обоюдному согласию в связи с "нецелесообразностью дальнейшего сотрудничества" расторгли, подрядчик не получил ни копейки, что свидетельствует о том, что работы в течение трёх месяцев после подписания незаконного контракта не велись.



Дальше интереснее.
В конце января губернатор Алексей Островский, "инспектируя" недострои, вместе со своей свитой заглянул и в "Орлёнок".





Заместитель главы города Смоленска по городскому хозяйству Анна Пархоменко доложила тогда главе региона о расторжении контракта со "Стройресурсом" и заключением нового с компанией "Смолпластик". Информация об этом до сих пор размещена на официальном сайте областной администрации.



Данный факт привлёк моё внимание прежде всего тем, что на сайте госзакупок никаких сведений о контракте со "Смолплатиком" я не обнаружил.
Обратился в прокуратуру и Управление федеральной антимонопольной службы с просьбой проверить законность заключения обоих контрактов.
Сначала ответила прокуратура, сообщив, что осенний договор со "Стройресурсом" был заключен незаконно и госпожа Волкова получит за это очередные 50 тыс. штрафа. При этом не имеет значения факт последующего расторжения контракта. Не надо было заключать на таких условиях.


Со вторым контрактом УФАС разбиралось около трёх месяцев. В конце мая получил от антимонопольщиков вот этот замечательный ответ.


Оказывается, не было никакого контракта со "Смолплатиком"!
А если так, то 29 января 2020 года заместитель главы Смоленска Анна Пархоменко обманывала смоленского губернатора. И, как вы можете видеть, совершенно при этом не краснея.



Если предположить, что губернатор всё же знал о фактических обстоятельствах, получается, что он подыгрывал госпоже Пархоменко?
Неназванные представители МКУ "Строитель" устно заявляют представителям УФАС, что сведения официального сайта администрации Смоленской области не соответствуют действительности. Почему же эта дезинформация до сих пор не удалена? О чём тогда Анна Пархоменко докладывала Алексею Островскому?
В общем история эта тёмная и что было на самом деле, можно только догадываться. Чистосердечных признаний от смоленских чиновников я не жду.



Как бы то ни было, деньги на достройку лагеря из федерального бюджета выделены и их нужно осваивать.
22.04.2020 МКУ "Строитель" объявляет об электронном аукционе на право заключить контракт по достройке "Орлёнка". Знаменательное событие: детский лагерь перестал быть мобилизационным объектом и подрядчик будет определяться конкурентным способом.
Начальная цена контракта почти на 3 млн. превысила стоимость осеннего контракта со "Стройресурсом". Однако аукцион не состоялся.



14.05.2020 МКУ "Строитель" делает вторую попытку. На этот раз удачную. На аукционе побеждает ООО "Вектор М", снизившее начальную цена на 3,5 млн. рублей.



Согласно условиям контракта, объект должен быть достроен в течение 4 месяцев. То есть, к началу октября 2020 года. Не исключаю, что подрядчика будут "стимулировать" сдать объект досрочно. Алексей Островский совсем не заинтересован подойти ко дню голосования губернаторских выборов с недостроями.

P. S. Если никакого контракта со "Смолплатиком" не было, тогда кто этот мужчина в строительной каске на снимке от 29.01.2020?


Заколдованный зоопарк

В конце января 2020 года смоленский губернатор вместе со своей свитой, состоящей из чиновников областной и городской администраций, "инспектировал" так называемые "юбилейные" долгострои: детский лагерь "Орлёнок" в Красном Бору, детский сад на ул. Свердлова и зоопарк в Соловьиной роще.
Напомню, что эти объекты должны были быть построены к 1150-летию первого упоминания о Смоленске, то есть в 2013 году. Но тогда произошло событие, которое теперь вряд ли кого удивит: с виду добросовестный подрядчик оказался недобросовестным и, прихватив мешок денег, свалил в западном направлении, оставив смоленским ребятишкам недострои.
После этого конфуза, проворонившая юбилейные деньги смоленская власть, включая чересчур доверчивого губернатора Островского, стала клянчить у федерального правительства деньги на завершение строительств.
И в 2019 году федеральная власть смилостивилась: соизволила выделить 153 млн. рублей. 24 миллиона добавили из региональной казны, 1,8 млн. - из городской и работы на объектах были возобновлены.
Я уже сообщал, что только в отношении детского сада на ул. Свердлова был организован конкурс на право заключения муниципального контракта, на который, правда, заявился только один участник. С ним в итоге городское МКУ "Строитель" и подписало контракт.
А вот два других объекта решили достраивать по уже отработанной на ремонте дорог схеме, исключающей проведение каких-либо конкурсов: зоопарк и детский лагерь были объявлены мобилизационными объектами. То есть, их строительство, по замыслу ответственных лиц, является подготовкой к возможной войне.

Сегодня расскажу о некоторых подробностях достройки зоопарка.
Итак, два "мобилизационных" контракта (на благоустройство территории и достройку самого объекта) без проведения конкурсов МКУ "Строитель" в лице и. о. директора Волковой Марии Викторовны (муниципальный заказчик) и ООО "Эдем" (подрядчик) заключили 8 и 16 октября 2019 года соответственно. Сроки окончания работ: через семь месяцев после заключения контрактов. То есть, зоопарк уже должен быть достроен.

Однако 25 мая 2020 года объект выглядел так.





За семь месяцев смогли лишь не до конца демонтировать теплоизоляцию фасада на одном из корпусов.











Паспорт объекта.





Как видим, первоначально обозначенные сроки окончания строительства замазаны и передвинуты на III квартал 2020 года



Хотя на официальном сайте госзакупок сроки исполнения контрактов остались прежними и какая-либо информация об их изменении отсутствует.





По вопросу незаконности заключения муниципальных контрактов я обратился в прокуратуру.
Заместитель прокурора Ленинского района г. Смоленска госпожа Казакова Ю. Ю. сообщила, что в результате проверки заключение контрактов признано незаконным, а в отношении и. о. директора МКУ "Строитель" возбуждены (и переданы в антимонопольную службу) дела об административном правонарушении.




Управление федеральной антимонопольной службы по Смоленской области сегодня ответило, что виновное лицо оштрафовано.



Однако в своём обращении в прокуратуру, кроме проверки законности и наказания нарушителей, я ещё просил принять меры по отмене незаконных сделок. Эту просьбу заместитель прокурора района не заметила или сделала вид, что не заметила. Пришлось писать её начальнику.
Прокурор Ленинского района г. Смоленска господин Кузнецов С. В. отказал в удовлетворении моей жалобы, поскольку, якобы, от аннулирование контрактов пострадает неопределённый круг лиц.



Обращаю внимание районного прокурора на то, что в результате действий определённого круга лиц при бездействии правоохранительных органов (включая прокуратуру) неопределённый круг лиц (включая большинство жителей Смоленска) страдает уже с 2013 года. Уверен, что эти страдания будут продолжаться до тех пор, пока очень серьёзно не пострадает определённый круг лиц, погревший и до сих пор греющий руки на таких стройках.
Смоленская власть, во главе с господином Островским, уже семь лет не может довести до ума в общем-то простое дело, что ярко свидетельствует об уровне компетентности этой команды. Скоро будем отмечать 1160-летие Смоленска, а конца позорному строительству не видно.
И. о. директора МКУ "Строитель" госпожа Волкова М. В. уже не в первый раз привлекается к административной ответственности за заключение незаконных контрактов, общая стоимость которых исчисляется сотнями миллионов рублей. Нынешний штраф в 50 тыс. рублей по части 1 статьи 7.29 КоАП РФ на фоне незаконно заключаемых многомиллионных контрактов, как показывает практика, не является заградительным и выглядит как издевательство.

P.S.
6 мая 2020 года в Ленинский районный суд поступило уголовное дело по части 1 статьи 286 Уголовного кодекса РФ "Превышение должностных полномочий" в отношении некой Волковой Марии Викторовны. Самый гуманный в мире суд в лице судьи Ламченковой Г. В. не стал привлекать нарушительницу уголовного закона к уголовной ответственности, ограничившись всего лишь судебным штрафом.

Тем временем главный смоленский "инспектор", под "бдительным" оком которого бесследно исчезла не одна сотня миллионов бюджетных рублей, собрался продлить свои полномочия ещё на пять лет. Позволят ли ему это сделать смоляне?

Обещать не значит подарить

В мае 2018 года в городе Гагарин Смоленской области произошло довольно редкое событие.
Накануне Дня Победы депутат Гагаринской районной Думы от ЛДПР (он же руководитель благотворительного фонда «Одна жизнь») Денис Юнусов решил сделать подарок Объединённому мемориальному музею Ю. А. Гагарина. Региональный информационный портал "Уездные вести" сообщил, что депутат подарил музею принадлежащий ему дом №21 по ул. Ленина.



Дело в том, что этот с виду непримечательный дом ещё в 1974 году приобрёл статус объекта культурного наследия: "Дом, в котором в марте 1943 г. размещался штаб 93 гвардейского стрелкового полка, 23 гвардейской стрелковой дивизии".



Господин Юнусов в присутствии ветеранов даже подписал какой-то документ с тогда ещё директором музея Марией Степановой.



«Этот дом – объект культурного значения, каких мало осталось на территории нашего города, – сказал Денис Юнусов. – Мне бы хотелось, чтобы последующие поколения могли видеть всю историю, которая здесь была. Это достойное назначение для него: дом должен по праву принадлежать мемориальному музейному комплексу. Радостно, что у города появится новый культурный исторический объект. Это самое главное, что мы сохраняем объекты культурного наследия. Потому что многое утрачено, а то, что осталось, нужно сохранять. И лучше, чем профессионалы, я думаю, этого никто не сделает».

Примечательно, что районный депутат (кстати, житель города-героя Москвы) расщедрился примерно за четыре месяца до выборов в Смоленскую областную Думу, которые оказались для него в итоге неудачными.




В размещённой на избирательных участках информации о кандидатах, избиратели могли видеть, что господину Юнусову принадлежит нежилое здание площадью 93.7 кв. м. По всей видимости, это и есть тот самый "подарок".



Однако в 2018 года я ничего не знал о доме-памятнике в Гагарине, а также о существовании депутата Юнусова и размерах его депутатской щедрости.
Заинтересовался я объектом культурного наследия лишь месяц назад, когда в сети появилась информация, что в доме №21 по ул. Ленина в г. Гагарине случился пожар.



По фото можно сделать вывод, что возгорание произошло внутри дома. Поэтому я обратился в Главное управление по культурному наследию Смоленской области и Гагаринскую межрайонную прокуратуру с просьбой провести проверку в отношении тогда ещё совершенно неизвестного мне собственника, не уберёгшего памятник от огня.

Сначала пришёл ответ от начальника Главного управления господина Толмачёва, который сообщил о проведении его ведомством поисков места жительства собственника объекта, а также об отказе органа дознания МЧС в возбуждении уголовного дела по факту пожара.


Обратите внимание, что "проводится работа по установлению регистрации по месту жительства" собственника, которая может быть только у физического лица.
Даю подсказку господину Толмачёву. Дмитрий Витальевич, попробуйте обратиться в Гагаринскую районную Думу. Почти не сомневаюсь, что там знают, где живёт собственник памятника.

Ответ прокуратуры оказался более информативным.



Как видим, прокуратура недвусмысленно сообщает, что собственник дома - физическое лицо. СОГБУК "Объединённый мемориальный музей Ю. А. Гагарина" собственником быть не может. Оно лицо юридическое. Поэтому либо объект до сих пор находится в собственности депутата, либо он передал его (продал, подарил и т. п.) другому физическому лицу. А аттракцион невиданной щедрости, состоявшийся 8 мая 2018 года, - скорее всего был лишь актом политического пиара.

Постановление МЧС об отказе в возбуждении уголовного дела прокуратура отменила в связи с противоречиями в технических заключениях о причине пожара и направила материалы на дополнительную проверку.

В настоящее время памятник имеет вот такой печальный вид.



Куда после пожара исчезла мемориальная доска, установленная в 1973 году (в год 30-летия освобождения Гжатска), пока неизвестно.